Юбилей основателя донецкой ономастической школы

13 апреля 2012 года ономасты Украины, многочисленные друзья и коллеги, ученики и просто почитатели отметили 80-летие со дня рождения выдающегося ономатолога, Заслуженного деятеля науки и техники Украины, Заслуженного профессора Донецкого национального университета, академика Петровской академии наук и искусств, доктора филологических наук Евгения Степановича Отина.

Евгений Степанович родился, провел детство и юность в г. Днепропетровске. В 1939-1949 гг. учился в школе, в 1949 году поступил и в 1954 г. окончил историко-филологический факультет Днепропетровского университета. В 1954 – 1956 гг. преподавал русский язык и литературу в средней школе им. М. Горького посёлка Мамлютка Северо-Казахстанской области. С 1956 по 1960 год работал учителем русского языка и литературы в средней школе рабочей молодёжи в г. Мариуполе. В 1957 — 1961 гг. заочно учился в аспирантуре Московского областного педагогического института имени Н .К. Крупской. Диссертацию «О происхождении и функционировании частиц де, дескать, мол, модальных оттенках их значений в памятниках древнерусского и старорусского языка XIII – XVII вв. в конструкциях, передающих чужую речь» (научный руководитель С. А. Копорский) защитил в 1963 году в Днепропетровском университете.

В 1961 г. начал работать в Донецком педагогическом институте (с 1965 г. – Донецкий государственный университет; ныне – Донецкий национальный университет). Здесь прошёл путь от ассистента кафедры русского языка до декана филологического факультета, заведующего кафедрой общего языкознания и истории языка. Хронологически этот путь выглядит так: 1961 – ассистент кафедры русского языка, 1965 – и.о. доцента, 1967 – доцент кафедры русского языка, 1977 (по н. вр.) – заведующий кафедрой общего языкознания и истории языка, 1986 (по н. вр.) – декан филологического факультета.

Деятельность Евгения Степановича Отина на ниве ономастических наук началась в 1965 году, когда на III Республиканском ономастическом (гидронимическом) совещании он выступил с сообщением «Историческая гидронимия Северного Приазовья», в котором, среди прочего, выдвинул гипотезу о гибридном славяно-тюркском происхождении гидронима Кальмиус. Первый ономатологический опыт был успешным. Высокую оценку исследованию молодого ученого дали А. А. Белецкий, К. К. Целуйко и другие ономатологи. В одной из бесед Евгений Степанович вспоминал: «Меня очень похвалил Андрей Александрович Белецкий. Это заведующий кафедрой общего языкознания и классической филологии Киевского университета. Он потом был одним из моих официальных оппонентов по докторской диссертации. Белецкий сказал, что давно не слышал такого глубокого, содержательного доклада по этимологии. Потом ко мне подошёл Целуйко Кирилл Кузьмич. И привлёк в свой актив». Главное же то, что именно это событие стало поворотным пунктом в жизни ученого. Евгений Степанович не только лично увлёкся исследованием судеб топонимов Донбасса, но и организовал группу ономастических исследований на кафедре общего языкознания Донецкого университета, что, фактически, положило начало Донецкой ономастической школе. Последовали регулярные отчёты перед работавшей в те времена чётко и продуктивно Украинской ономастической комиссей о результатах научной работы группы. В «Повідомленнях…» комиссии публиковались его отчёты «К этимологии названий некоторых рек “анимального” происхождения» (Повід. УОК, вип. 2, К., 1967), «О работе ономастической группы при кафедре общего и славянского языкознания Донецкого университета» (Повід. УОК, вип. 3, К., 1967), «Хроніка (про топонімічну роботу в Донецькому державному університеті)» (Повід. УОК, вип. 6, К., 1968). Одна за другой появляются его публикации. Вот лишь некоторые из них: «Псевдосуффикс –ка в топонимии Крыма и Северного Приазовья» (1967), «Из исторической гидронимии Северного Приазовья» (1967), «Про деякі явища в топонімії Донбасу радянської доби» (1967), «Суффикс —оват- в украинской топонимии» (1971), «К вопросу о русско-украинских топонимических контактах (ойконимические русизмы)» (1971), «Об именах и кличках, тождественных топонимам» (1971), «Из этимологических исследований донской гидронимии (к вопросу о первичном звене в коррелятивной паре Битюг / битюг» (1972), «Взаимодействие русского и украинского языков в гидронимии юго-восточной Украины (названия с суффиксом —еньк— и смыслового ряда lupinus)» (1973). Об этом этапе развития ономастических исследований «периоде ономастического “штурма і дранга”» эмоционально и вдохновенно писал Ю. А. Карпенко: “Перед удивлёнными и очарованными исследователями онимия раскрывала всё новые и новые свои тайны, а их историческая глубина, разноаспектность и огромная значимость побуждали к работе” [1, с.7].

Логическим результатом этой ономатологической активности учёного стало докторское диссертационное исследование «Гидронимия юго-восточной Украины» (1973), которое в 1974 году Евгений Степанович блестяще защитил в совете Института языкознания АН Украины. На защиту диссертации откликнулись авторитетнейшие учёные страны. Н. И. Толстой в письме к Евгению Степановичу писал: “Я давно внимательно следил за Вашими работами, всегда ценил их и сейчас рад тому, что они получили цельную форму в виде диссертации. Хорошо было бы превратить её в книгу. Ваш труд заполняет ещё одну “пустую” клеточку на стыке славяно-иранском, клеточку важную для определения славянской прародины и взаимоотношения славян с их индоевропейскими соседями. Ваш труд входит в один ряд с трудами Шмилауэра, Безлая, Фасмера, Топорова, Трубачёва, польских ономастов”. Когда в 1977 году вышла монография «Гідроніми Східної України», Д. С. Лихачёв в новогодней открытке написал: “Спасибо Вам большое, дорогой Евгений Степанович, за “Гидронимы”. Очень полезная книга. Желаю новых успехов!” Однако решение совета было утверждено ВАК только через год после защиты, в 1975 году[1].

Евгения Степановича всегда волновали не только собственные исследования, но и работы учеников и последователей. Он много времени уделял и уделяет до сих пор разработке теоретических основ ономатологических исследований, заботится о единстве и последовательности представителей Донецкой ономастической школы в методологическом и методическом аспектах исследований. Сделав ставку на поиск талантов среди студентов, Евгений Степанович разработал спецкурс и программу топонимической практики. Время от времени из под пера ученого и руководителя школы выходили не только отчёты, но и статьи теоретико-методологического характера: «Принципы этимологизирования топонимов» (1969), «Збірник вправ до спецкурсу з топоніміки» (1970), «До питання про псевдосуфікси в топонімії» (1971), «О природе топонимического этимона» (1976), «Контактные названия как источник для реконструкции незасвидетельствованных элементов топонимической системы» (1978), «Топонимическая метонимия (вид связи: “гидроним – ойконим”)» (1980) и т. д. В это же время в составе большой группы украинских учёных-ономатологов Е. C Отин работал и над материалами к «Словнику гідронімів України» (1979). В названном издании ему принадлежит авторство многих словарных статей по гидронимии Украины: бассейн Азовского моря и Левобережной Надднепрянщины от гирла Самары до гирла Рогачика. Как обычно, (и это ещё одна характерная черта и его исследований, и работ воспитанников Донецкой ономастической школы) составлялись словарные статьи с учётом диахронных процессов, на базе данных широкого круга памятников письменности, разнообразных географических карт, рукописных источников, а также многочисленных топонимических экспедиций 60-х – 70-х годов прошлого столетия, которые организовывал, и которыми руководил юбиляр.

После защиты диссертации Евгений Степанович пишет серию топонимических историко-этимологических очерков в жанре ономастического краеведения о географических названиях в Донбассе. Вот некоторое количество описанных в очерках топонимов: Азов, Азовье, Алмазный, Балтамур, Банное, Бахмут, Бахчисарай, Башта, Белосарайская коса, Бельмак, Булавинка, Бык, Великая Новосёлка, Весёлое, Владимировка, Волчья, Гиишма, Горелый Пень, Депрерадовка, Доброполье, Донецк, Зимогорье, Золотое, Золотой Колодезь, Зимогорье, Иллирия, Казённый Торец, Калка, Карасёвка, Кефе, Клебан –Бык, Ковш, Конотоп, Конь, Корсак,  Краматорск, Красногорка, Красная поляна, Кривой Торец, Крынка, Мариуполь, Меловое, Миус, Мокрая Волноваха, Мокрые Ялы, Новый свет, Обиточная коса, Самара, Саур-могила, Северский Донец, Сентяновка, Сербна, Серебрянка, Славяногорск, Славянск, Славяносербск, Сталино, Старобешево, Сухая Волноваха, Сухой Торец, Сухие Ялы, Теричево, Токмак, Харцызск, Хрусталка, Штеровка, Юзовка и множество других. Здесь внимание ученого привлекли довольно сложные и одновременно исключительно интересные процессы онимообразования, внутривидовой и межвидовой трансонимизации, омонимии, контактных переносов и так далее. Именно тогда в круг интересов Евгения Степановича, кроме топонимии (преимущественно гидронимии), попала коннотативная онимия.

В 1977 году в Донецке проходила Всесоюзная научная конференция «Проблемы сравнительной стилистики восточнославянских языков». Именно на ней Е. С. Отин выступил з докладом «Коннотативная ономастическая лексика в русском и украинском языках». В нем были перечислены классы онимов, которые развивают переносные значения, и ставился вопрос о необходимости исследований этого типа лексических единиц. Собственно, именно с этой работы началось развитие ещё одного направления ономастических исследований в Донецкой ономастической школе, одним из достойных финальных аккордов которого через 34 года стала защита докторского исследования «Український конотонімікон: структура і чинники формування» ученицей юбиляра Г. П. Лукаш. В следующем, 1978 году журнал «Мовознавство» напечатал статью «Конотативна ономастична лексика», в которой Евгений Степанович проанализировал вторичные эмоционально-экспрессивные и смысловые наслоения на собственно топонимические значения онимов, показал необходимость разграничения узуальной и окказиональной коннотонимии и показал наличие в речи интер- и интралингвальных коннотонимов. Так закладывались первые “камни” в теоретические основы коннотативной ономатологии. А уже в 1980 году Е. С. Отин опубликовал 24 пробные статьи к словарю собственных имён, которые используются в переносном значении, т. е. переходит к разработке теории и практики онимографии коннотативных собственных имён.

Третье направление деятельности ономатологов Донецкой школы началось как логическое продолжение заинтересованности группы последователей Евгения Степановича проблемами функционирования собственных имён в литературно-художественных текстах. В этом направлении также есть определённые достижения. Во всяком случае донецкая поэтонимология развивается достаточно успешно. А началось всё в конце 70-х годов прошлого столетия, когда с лёгкой руки Евгения Степановича и его жены литературоведа Нинели Витальевны Максимовой научные усилия автора этих строк были направлены на изучение литературной онимии вначале в творчестве А. Грина, а потом русских писателей-романтиков вообще. А чтобы руководить авторитетно, оба ученых продемонстрировали высокий класс поэтонимологических исследований в двух блестящих статьях «О на коленях у R-13 (“звукобуквенные” антропонимы в романе Е. Замятина “Мы”» и «Стилистические функции собственных имен в рассказах В. М. Гаршина». Это были не просто конкретные анализы онимии известных художественных произведений, а и методологическая рекомендация: необходимо анализировать онимию методами и приёмами ономастических исследований с учётом их достижений на всех направлениях развития ономатологии.

Когда в развитии наук о собственных именах “наступила эпоха словарей и широких обобщений”, Евгений Степанович оказался “в первых рядах мирового ономастического движения” [1, с.8]. Ономатологам многих стран Славии (так называл пространство, населенное славянскими народами, Ю. А. Карпенко) давно и хорошо известен «Словарь коннотативных собственных имен» Е. С. Отина. В нём было впервые в онимографии представлено собрание собственных имен разных разрядов, развивших дополнительные созначения или референтные коннотации. В. М. Мокиенко в предисловии «Перевоплощенное имя» к московскому изданию словаря назвал этот труд “зеркалом не только перевоплощений русских имен собственных но и – метаморфоз современного русского языка вообще” [2, с.7]. Многочисленные рецензии из разных стран на первое издание словаря (2004), наполненные не только комплиментами, но и критическими мнениями (достаточно сказать, что рецензия М. Э. Рут в «Вопросах ономастики» содержала около 15 критических соображений), несомненно, способствовали улучшению словаря. Каждое следующее издание словаря выходило в свет значительно пополненным и исправленным.

В том же 2004 году Е. C. Отин завершил ещё одну работу: издал словарь «Топонимия приазовских греков», в котором, проведя тщательный историко-этимологический анализ, поместил 539 географических названий греков-таврорумеев и урумов, которые переселились в Северное Приазовье из Крыма в конце 70-х годов XVII века.

Между 2005 и 2011 годами “труды и дни” Е. С. Отина распределились между завершением ряда исследований неономастического направления и неустанной, ежедневной работой над подготовкой к изданию фундаментального каталога «Гидронимия Дона». В конце 2011 вышел первый (575 стр.), а в начале 2012 года второй (792 стр.) том этой монографии. В каталоге собраны более чем тридцатилетние исследования топонимии бассейна реки Дон. Этот каталог, безусловно, являющийся выдающимся явлением мировой ономастической науки, как минимум на десятилетия будет и образцом добросовестного труда на ниве ономастики, и источником многих исследований, посвященных дальнейшему изучению топонимии Подонья. Вот несколько фактов, свидетельствующих об огромном объеме обработанного материала. Широко известный «Список рек Донского бассейна», составленный П. Л. Маштаковым, по всем параметрам уступает каталогу Е. С. Отина. Вот только один пример. Фрагмент каталога, описывающий небольшой участок Верхнего Дона от Быстрой Сосны до Воронежа, фиксирует наименования 186 гидрообъектов (в трех сотнях вариантов), тогда как в перечне П. Л. Маштакова значатся названия 16 рек, 2 озер и одного оврага. Иными словами, топонимического материала в отинском каталоге (в сравнении с маштаковским), представлено на порядок больше. В приложениях к каталогу приведено около 18 000 фонетических, морфологических, словообразовательных и графических вариантов гидронимов Верхнего, Среднего и Нижнего Дона, а также его гирла. В каталоге, помимо собственно водных источников, ручьев, рек приведены названия сезонных водотоков (оврагов, балок, яров, лощин) представлены названия непроточных вод (болот, стариц, лиманов), , имеющих имена и влиявших на близлежащую микротопонимию и ойконимию. Думаю, не зря Евгений Степанович гордится своим “ноу-хау”: способом гнездования информации об онимных комплексах, “красной нитью” которых являются гидронимы, мотивирующие разнообразные ономасиологические связи с именами других топообъектов и участвующие в создании «своеобразных “молекул”, состоящих из названий сопредельных географических объектов, которые обнаруживают лексическую общность, ономасиологические связи и взаимозависимы» [Дон, т.1, с.10]. И последнее, что может быть и “фирменным” знаком Донецкой ономастической школы и, конечно, неизменным свойством работ её основателя, что видно даже не вооруженному специальными топономастическими знаниями филологу – это широчайший временной диапазон фиксаций гидронимного материала от Начальной русской летописи до современных экспедиционных записей.

Пусть же Судьба подарит Евгению Степановичу Отину вдохновение, творческое одушевление и здоровье на многая лета плодотворного труда. А о том, как работает Евгений Степанович в области ономастических исследований, лучшее свидетельство – недавний мой с ним разговор. Ещё не получив из издательства второй том каталога, он на мою просьбу “исполнить долг” и написать статью в очередной наш выпуск «Восточноукраинского лингвистического сборника» категорически ответил: «Подожди. Сейчас не могу. Занят. Работаю над каталогом гидронимии Северного Приазовья от гирла Дона до Сиваша. Уже написал около ста пятидесяти страниц…».

  ЛІТЕРАТУРА  
  1. Карпенко Ю. О. Євген Степанович Отін: спроба наукової лірики // В пространстве филологии / ДонНУ. Филологический факультет. – Донецк: ООО «Юго-Восток, Лтд», 2002. – С. 7-13.
  2. Мокиенко В. М. Перевоплощенное имя // Отин Е.С. Словарь коннотативные собственных имен. – М.: ООО «А Темп», 2006. – С. 5- 10.
  3. Отин Е. С. Гидронимия Дона: монография в 2-х т. / Е.С. Отин. – Донецк: Юго-Восток, 2011.– Т. 1: Верхний и Средний Дон. – 2011. –575 с.

 

В. М. Калінкін


[1] Хорошо помню ещё один факт “участия” чиновников от науки в повышении качества работы (я тогда помогал Е.С. рисовать карты и схемы), как Евгению Степановичу пришлось в конце 1972 и в 1973 гг перерабатывать, точнее сокращать, текст готовой уже диссертации с более чем 900 страниц до 360 или что-то в этом роде в соответствии с “новыми требованиями” ВАК.
Запись опубликована в рубрике Хроники с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>